Вся правда о власти таджикистана

Вся правда о власти таджикистана

Вся правда о власти таджикистана

В стране началась кровопролитная борьба за власть, которая быстро перешла в настоящую гражданскую войну. «Я был свидетелем того, как Эмомали Рахмон, в ту пору еще Рахмонов, был избран председателем Верховного совета Таджикистана, — сказал „АиФ“ Аркадий Дубнов, эксперт по странам Средней Азии.

— Он тогда был достаточно робок и худощав, этакий красивый и молодой председатель Кулябского облисполкома, а перед этим — полевой командир. За власть он никогда не боролся: его выделили, оценили качества хорошего исполнителя и поручили важную работу.

Политиком он был слабым, да и какая в Таджикистане могла быть в те годы политика, если не иметь в виду митинги на площадях?

Самую главную победу Рахмонов одержал, когда при поддержке Советской армии и узбекских военных сумел вытеснить, причем очень кровавым образом, вооруженную таджикскую оппозицию из Таджикистана в Афганистан.

И это стало очень важной вехой на его пути к власти». После избрания президентом в 1994 г.

Они пришли: талибы атакуют Таджикистан и метят в самое сердце страны

В этом месяце боевики «Талибана» уже четыре раза атаковали приграничный городок Айханум.

И последняя массированная атака на афгано-таджикских рубежах была отбита военными с большим трудом», — подчеркивает Зарифуллин. Тактические победы экстремистов на севере Афганистана, как ни странно, отчасти объясняются их же поражением в других регионах.

Вытесняемые силами США и НАТО с юго-востока, с территорий, близких к Пакистану, талибы ищут новые, привычные для себя источники дохода — контрабанду и наркотрафик, — но уже ближе к Центральной Азии.

© AFP 2020 / Noorullah Shirzada «Таджикистан в этом смысле возвращается в 90-е, когда приграничная полоса была очень опасной.

Талибы всегда интересовались приграничными провинциями и сейчас стараются захватить опорные пункты», — пояснил Sputnik специалист Центра изучения современного Афганистана Дмитрий Верхотуров.

По его мнению, если не по всей границе, то на некоторых ее участках, в ближайшее время будет неспокойно.

Эмиграция из Таджикистана: причины и самые популярные направления

Дорогие читатели! Для решения вашей проблемы прямо сейчас, получите бесплатную консультацию — обратитесь к дежурному юристу в онлайн-чат справа или звоните по телефонам:
+7 499 938-94-65 - Москва и обл.
+7 812 467-48-75 - Санкт-Петербург и обл.
8 (800) 301-64-05 - Другие регионы РФ

Вам не нужно будет тратить свое время и нервы — опытный юрист возмет решение всех ваших проблем на себя!

После победы по различным причинам десятки тысяч из них остались жить вдали от родины. Третья волна эмиграции захлестнула страну в период ее новейшей истории — во время гражданской войны 1992-1997 годов, когда независимый Таджикистан потерял более 1 миллиона своих граждан, причем большинство из них составило коренное таджикское население.

Высокий уровень бедности значительной части населения, острая нехватка рабочих мест на родине вызвали массовую трудовую миграцию, в первую очередь в Россию, где ежегодно находит постоянную и временную работу примерно 1 миллион граждан Таджикистана, а несколько сот тысяч — уже имеют российские паспорта и постоянно проживают в России.

Сегодня практически в каждой таджикской семье есть родные или знакомые, уехавшие в эмиграцию.

Место геноцида русских — Таджикистан (6 фото)

Москве.

На лицах приезжих искреннее недоумение.

Мыслимо ли, что в Москве, где согласно данным ФМС на 2014 год, трудилось 1,5 млн таджиков, представителям этого славного трудолюбивого народа еще необходимы какие-то регистрации, РВП, ВНЖ и прочие бюрократические формальности?

Поехали… Начинаем рассказ. Отношения русского и таджикского народа никогда не были простыми. Хотя, казалось бы, совместное счастье и мирное сосуществование было так возможно. Откройте для себя труды Виктора Дубовицкого, историка из Академии наук Республики Таджикистан.

Вы не только узнаете имена русских людей, которые внесли огромный вклад в развитие этой страны, но и прочтете увлекательнейшие истории о том, как оренбургские казаки спасали таджикское население Памира, как благодарные таджики торговали на рынке рабов русскими солдатами и офицерами, как гонцы от дедушки Ленина закладывали в Душанбе основу для будущих научных институтов и еще много-много интереснейших фактов.

“Зачем России захватывать Таджикистан?

Он скоро весь переедет в Россию”. Как тысячи таджикистанцев пытаются переселиться в РФ

Невозможно на эти деньги содержать семью, уже не говоря о том, что ни о какой достойной жизни не может идти и речи”, – говорит Сухроб Курбонов.

“В России я работал на стройках, получал 500 долларов, на которые жил сам и мог еще отправить жене на родину. Это немного, конечно, но это больше того, что я могу заработать дома. Кроме того, имея российское гражданство, можно найти и другую работу, но главное – я смогу дать своим детям качественное образование и качественную жизнь”, – продолжает мужчина.

Для Сухроба Курбонова российский паспорт – еще и “страховка” на случай неспокойной политической ситуации в стране.

Этнических русских в Таджикистане осталось немного, и большинство желающих переехать на новую родину – таджики и узбеки.

Борьба за власть в Таджикистане. У Рустама Эмомали появился конкурент?

Но женщина-президент в Таджикистане – нонсенс.

Но этого не произойдет. По разным причинам. Но осведомленные круги в Душанбе поговаривают о тихом восхождении на таджикский властный Олимп новой сильной фигуры, которая старается пока держаться в тени, но планомерно создает себе необходимую базу.

В первую очередь материальную.

И аккуратно работает с отдельными силовиками, которые уже прикормлены и тихо сидят, не жалуясь на жизнь. За спиной этого политика-чиновника стоят серьезные силы из-за океана.

Тактика его прописана там же. Начнем по порядку. У любимой дочери президента Таджикистана Озоды Рахмон есть муж — Джамолиддин Нуралиев.

Максим Шевченко о мигрантах, исламе и кризисе таджикской власти

Я член Общественной палаты, член комиссии по межнациональным отношениям, и мне приходится заниматься — я считаю, важнейшей — темой защиты прав трудовых мигрантов, анти фашистской деятельностью в России. У меня хорошие отношения с таджикской, узбекской и киргизской диаспорами. Поэтому когда я получил это приглашение, конечно, сразу согласился.

И потом, побывать в Душанбе всегда было моей мечтой.

У меня много друзей, которые, к сожалению, участвовали в вашей гражданской войне. Много потрясающих рассказов о Душанбе советского времени, о культурной среде.

Я обязательно приеду в более длительную поездку, съезжу в Гарм, Бадахшан… Да. Но вернемся к съезду. — К вашей оценке. — Это было очень сильное мероприятие.

Присутствовали делегации из других стран мира: был председатель Исламской партии Малайзии, а это все-таки одна из самых влиятельных мусульманских стран мира. Были иранцы, египтяне, была афганская делегация.

Вся правда о Таджикистане и Европе от гиганта стратегической мысли С.Сафарова

По словам эксперта, вооруженные силы достаточно укреплены и правоохранители достаточно подготовлены.

Однако, не смотря на авторитетность эксперта, в сети можно найти и другие мнения о таджикской армии и правоохранительных органах, с которыми в такой крайне демократической стране, как Таджикистан, приходится считаться, например: Однако, несмотря на вышеприведенные данные, эксперт утверждает, что таджикское общество сегодня может отразить «любые дестабилизирующие факторы».

И именно поэтому, по мнению господина Сафарова,

«ОБСЕ ничего не осталось, как оставить Таджикистан и свернуть свою деятельность»

.

Однако, гигант стратегической мысли забыл уточнить, что «любые дестабилизирующие факторы» может отразить не таджикское общество, а вооруженные силы ОДКБ, но это никак не умаляет гениальность стратега. Господин Сафаров смело, открыто и самоотверженно донес до нашего многострадального народа тот факт, что сегодня у нас нет бед:

Таджикистан от Ферганской долины до Памира

С такими сырьевыми ресурсами, развивая переработку для поставки на экспорт готовой продукции, страна могла бы выйти в лидеры среднеазиатского региона по обеспеченности населения. Однако из-за внутренних причин, отсутствия политической конкуренции и клановости в кадровой политике развитие идёт очень медленно.

Население остаётся бедным, высокий уровень безработицы вынуждает к трудовой миграции в Россию и Китай.Хлопок идёт на экспорт как сырьё, своя переработка в Таджикистане развита недостаточноВ своё время советская пропаганда приводила Таджикистан как пример перехода от феодализма к социализму при жизни одного поколения.

Обретение независимости произвело обратный эффект.

В части общества явственно проступили феодальные черты, что также тормозит страну на пути прогресса. Тем не менее советский период не прошёл зря.

Сша используют исламистов для дестабилизации таджикистана

Вся правда о власти таджикистана

Дестабилизация ситуации в Центрально-Азиатском регионе по-прежнему остаётся серьёзной угрозой для безопасности России. Между тем, последние события на Ближнем и Среднем Востоке делают этот регион наиболее уязвимым для деструктивного воздействия со стороны тех, кто стремится любой ценой удержать свою пошатнувшуюся гегемонию.

«Вовчики» возвращаются

Отнюдь не самым сильным звеном в цепи региональной безопасности Центральной Азии является Таджикистан. Вскоре после распада Советского Союза эта бывшая союзная республика пережила ожесточённую и кровопролитную гражданскую войну, развязанную так называемой оппозицией, объединившей в своих рядах ваххабитов и либерал-демократов.

В отечественной прессе и художественной литературе стороны конфликта в Таджикистане больше известны под обозначениями «вовчики» (ваххабиты, сторонники оппозиции) и «юрчики» (сторонники светской законной власти, в рядах которых было немало выходцев из советских силовых структур, ввиду чего их называли по имени многолетнего председателя КГБ СССР Юрия Андропова).

Несмотря на достигнутое в 1997 году мирное соглашение между законно избранным президентом Таджикистана Эмомали Рахмоновым и представителями Объединённой таджикской оппозиции во главе с лидером Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) Саидом Абдулло Нури, рецидивы гражданской войны то и дело дают о себе знать.

Так, в начале сентября 2015 года в стране была предпринята попытка военного путча, организованная бывшим заместителем министра обороны Таджикистана Абдухалимом Назарзодой.

4 сентября 2015 года его боевики совершили вооружённое нападение на здание ОВД в Вахдате и здание Центрального аппарата Министерства обороны в Душанбе. Атаки мятежников были отбиты, но при этом погибли около 20 силовиков.

Сам Назарзода после провала путча с группой сторонников укрылся в Ромитском ущелье в 45 километрах от Душанбе, где некоторое время спустя был ликвидирован в ходе спецоперации.

При этом таджикские СМИ распространили информацию, что Назарзода – это бывший полевой командир «вовчиков» Ходжи Холим, интегрированный в состав вооружённых сил Таджикистана на основании мирного соглашения 1997 года.

А непосредственным организатором и идейным вдохновителем мятежа стала ПИВТ, возглавляемая Мухиддином Кабири — преемником скончавшегося несколькими годами ранее Нури.

Стоит добавить, что на тот момент ПИВТ являлась единственной легальной исламистской партией в Центрально-Азиатском регионе, при этом настроенной радикально оппозиционно по отношению к официальному политическому курсу страны и её лидеру Эмомали Рахмону. После путча Назарзоды ПИВТ была официально признана террористической группировкой, а её деятельность запрещена.

Интересно, что вскоре после провалившегося мятежа в Таджикистане в Сети появился отчёт директора офиса Агентства США по международному развитию (USAID) в Ташкенте Джона Риордана о взаимодействии между региональными миссиями USAID в странах Центральной Азии.

Речь шла о возникшем конфликте между USAID и спецслужбами Узбекистана, которые до этого явно не без согласия руководства страны «активно участвовали в процессе организации взаимодействия между подразделениями USAID в Азии», а теперь вдруг стали «препятствовать реализации стратегии агентства в регионе».

Следствием этого, согласно отчёту Риордана, стало «отсутствие сколь-нибудь значимых результатов в Киргизии и Казахстане, а также полный провал в Таджикистане».

Ещё раз подчеркнём, в документе прямо указано, что миссия USAID в Ташкенте оказалась в изоляции со стороны спецслужб Узбекистана, и не смогла оказать влияние на ситуацию в Таджикистане. Следствием чего стала «сорванная операция».

Составитель отчёта призывал своих руководителей изменить риторику в отношении местных властей Узбекистана в сторону смягчения, «несмотря на очевидные и многочисленные нарушения прав и свобод человека». По мнению Риордана, это необходимо «для достижения глобальных целей и развития демократического общества в регионе в целом».

«Многовекторный» Рахмон

Отметим, что четверть века пребывания у власти в Таджикистане Рахмона характеризуются не только относительной стабилизацией внутриполитической обстановки в стране (при всех издержках, свойственных авторитарному режиму правления), но и многовекторной внешней политикой — попытками лавировать между интересами ключевых игроков, таких как Россия, Китай и США.

Так, Таджикистан является членом СНГ и ОДКБ, на территории страны постоянно размещается 201-я военная база ВС РФ.

Россия обеспечивает обучение и снабжение вооружённых сил Таджикистана военной техникой и инвестирует сотни миллионов рублей в развитие национальной экономики страны.

Кроме того, около миллиона граждан Таджикистана постоянно находится на заработках в России. Их денежные переводы на родину составляют 3-4 миллиарда долларов ежегодно, что больше, чем годовой бюджет Таджикистана (!).

Китай рассматривает Таджикистан в качестве важной составляющей своего Нового Шёлкового пути и активно наращивает экономическое и политическое влияние в регионе, пользуясь полученными от властей Таджикистана в счёт погашения долгов преференциями. Так, к примеру, крупное месторождение серебра в Памире и 80% золоторудных месторождений Таджикистана разрабатывают китайские компании.

В то же время Душанбе активно сотрудничает с США в вопросе обеспечения транзита для снабжения американской военной группировки в Афганистане.

В частности, с этой целью, а также для установления контроля над наркотрафиком, в 2011 году неподалёку от афганской границы в Хатлонской области был открыт американский военный центр, рассчитанный на 150 военнослужащих.

Кроме того, США выделили около 50 миллионов долларов на обустройство таджикско-афганской границы, в частности, строительство нового моста через Пяндж и обустройство КПП «Нижний Пяндж» с таджикской стороны кордона. Осуществляются и поставки вооружённым силам Таджикистана американской военной техники.

Так 20 января 2020 года при участии посла США в Душанбе Джона Марка Поммершайма таджикским военным была передана очередная партия лёгких военных автомобилей на сумму более полумиллиона долларов якобы для патрулирования таджикско-афганской границы и борьбы с наркотрафиком.

Помимо этого, американцы активно работают с командным составом вооружённых сил Таджикистана, реализуя программы обучения таджикских офицеров. По сути, они готовят лояльных к себе представителей комсостава таджикской армии, которых можно будет затем использовать для реализации своей политики в стране.

Москва и Пекин имеют с Таджикистаном давние исторические, экономические и культурные связи, которые лежат в основе влияния этих стран в Центрально-Азиатском регионе.

Вашингтон же пытается навязать свою гегемонию и вытеснить главных конкурентов, используя не только «мягкую силу» в виде сотрудничества под предлогом обеспечения взаимной безопасности, но и поддерживая откровенно дестабилизирующие силы.

В том числе откровенно чуждые региону исламистские течения и радикальные группировки.

Таджикские питомцы Сороса

Поддержку силам, пытающимся дестабилизировать обстановку в Таджикистане, оказывает целый ряд финансируемых с Запада неправительственных организаций (НПО).

Так 28 января 2019 года министр юстиции Таджикистана Рустам Шохмурод отчитался о том, что за предыдущий 2018 год зарубежное финансирование получили 1718 работающих в стране НПО. Общая сумма составила около 80 миллионов долларов.

При этом преимущественно гранты были распределены между организациями, позиционирующими себя в качестве защитников прав человека и работающих в социальном секторе.

На территории Таджикистана активно действует целый ряд западных иностранных неправительственных организаций, которые позиционируют себя в качестве сторонников развития гражданского общества и благотворителей.

Среди них небезызвестный фонд «Открытое общество» Джорджа Сороса, Freedom House, Internews Network, Eurasia Foundation.

По информации властей Таджикистана, многие НПО контролируются и финансируются USAID и их деятельность направлена на дестабилизацию обстановки в стране.

При этом ставка делается вовсе не на либеральные круги, мечтающие о распространении на Таджикистан всех прелестей западной демократии (поддержка светских оппозиционных партий в стране минимальна), а на религиозных экстремистов.

В частности, из пресловутой ПИВТ.

Её представители регулярно фигурируют в отчётах НПОшных «правозащитников» как жертвы политических преследований со стороны таджикских властей, они получают всевозможные гранты и премии как «борцы за свободу».

Так, спонсируемая USAID и «Открытым обществом» Джорджа Сороса одиозная британская журналистская группа Bellingcat в сотрудничестве с российским либеральным изданием The Insider публикует «сенсационные расследования» о том, как российские спецслужбы похищают таджикских оппозиционеров и выдают их на расправу Рахмону.

Freedom House в своём отчете критикует принятый в стране закон о необходимости придерживаться традиционной одежды и ограничивающий ношение хиджабов как ущемляющий права мусульман.

А «Радио Озоди» (таджикский филиал «Радио Свобода») публикует сочувственные материалы в поддержку задержанных таджикскими правоохранителями экстремистов из запрещённой группировки «Братья-мусульмане».

Это при том, что угроза безопасности Таджикистана со стороны радикальных исламистских группировок, включая запрещённое в России «Исламское государство» (ИГИЛ), является более чем реальной. Это подтверждает недавнее нападение террористов на пограничную заставу «Ишкобод» на таджикско-узбекской границе, в ходе которого были жертвы среди таджикских силовиков.

Как показывает опыт гражданских войн в Ливии и Сирии, разница между радикальными исламистами и местными поборниками демократии весьма не существенна, если они следуют в фарватере американской внешней политики и чётко выполняют поставленные перед ними задачи.

В Таджикистане ярким примером столь тесного единения проамериканских либералов и исламистов является небезызвестная правозащитница Ойнихол Бобоназарова. Долгое время входила в число функционеров оппозиционной Демократической партии Таджикистана, одновременно возглавляя таджикский филиал «Открытого общества » Джорджа Сороса.

В 2013 году Бобоназарова была выдвинута кандидатом в президенты страны от ПИВТ, но ей было отказано в регистрации, после чего Партия исламского возрождения совместно с оппозиционными социал-демократами бойкотировали ание.

В том же году Бобоназарова была удостоена звания «Лучший правозащитник года» от ОО «Бюро по правам человека и соблюдению законности», а в 2014 году получила премию Госдепартамента США International Women of Courage («Отважная женщина»).

Мина замедленного действия

В 2020 году в Таджикистане пройдут очередные парламентские и президентские выборы. В связи с этим было бы весьма непредусмотрительно игнорировать существующие в Таджикистане внутренние противоречия по религиозному, этническому и клановому признакам. Любые из них могут быть использованы для дестабилизации обстановки с конечной целью устранения российского и китайского влияния в регионе.

К тому же, в случае реального ухода из Афганистана, американцы предпримут все усилия для того, чтобы не допустить усиления в регионе позиций Москвы и Пекина. А для этого нужно максимально погрузить в хаос весь Центрально-Азиатский регион. И среди первых на очереди Таджикистан, где опекаемые грантоедами «вовчики» с нетерпением ждут своего часа.

Впрочем, на этот счёт существует и другая точка зрения. Политика Соединённых Штатов отличается тем, что они никогда не складывают яйца в одну корзину.

И как бы подконтрольные им структуры не обличали режим Рахмона как коррупционный и антидемократический, они до определённого момента заинтересованы в его сохранении и наращивании своего влияния в регионе посредством «мягкой силы».

К тому же, пресловутая многовекторность таджикского руководства очень этому способствует. Так, американцы успешно рассорили Таджикистан с родственным Ираном, и по-прежнему не теряют надежды вбить клин в отношениях между Душанбе и Москвой.

Правда, нашим «многовекторным» партнёрам из Таджикистана и некоторых других постсоветских стран не следует питать лишних иллюзий. До определённого момента американцев устраивали и Каддафи с Хусейном, и Шеварнадзе с Мубараком, и Акаев с Бакиевым. Что произошло с ними потом – общеизвестно.

Очевидно, существование в Таджикистане разветвлённой сети американских грантоедческих структур не способствует укреплению суверенитета и безопасности Таджикистана. По сути, они выполняют функцию мины замедленного действия. В какой момент она рванёт – сказать сложно. Но как только это произойдёт – мало никому не покажется.

Дмитрий Павленко, специально для News Front

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен и Телеграм-канал FRONTовые заметки

Газпром как движитель прогресса – на Украине отметились неожиданным заявлением о российской компании

Эмомали II, великий немой. Президент Таджикистана готовится передать власть своему наследнику

Вся правда о власти таджикистана

Президент Таджикистана Эмомали Рахмон стремится не отставать от коллег по постсоветскому пространству и готовится реализовать свою версию «транзита власти». В отличие от Назарбаева и Путина, у него есть прямой наследник — сын Рустам, и дело только за тем, как именно оформить передачу формальных полномочий главы республики, фактически оставаясь «отцом нации».

Пока что Рустами Эмомали по кличке «великий немой» — мэр столицы, но, скорее всего, после мартовских выборов в парламент он займет кресло спикера и станет вторым лицом в государстве. А уже осенью в стране, которая формально является демократической республикой, может состояться антиконституционная передача власти и фактическое превращение в династическую монархию.

 

Путь к абсолютной власти

С конца 1992 года, после вооруженного захвата власти и смещения первого всенародно избранного президента Рахмона Набиева, в стране уже 27 лет правит Эмомали Рахмон. Сначала, еще в статусе главы парламента, он объявил о ликвидации поста президента.

Сделано это было без соблюдения законных процедур, без референдума. А причиной тому было отсутствие официального заявления об отставке со стороны Рахмона Набиева, который не желал уходить.

Однако вскоре после того, как Набиева нашли в его доме задушенным с характерными синяками на теле, Эмомали Рахмон принял решение восстановить пост президента, чтобы занять его самому.

Когда в 1994 году в Таджикистане бушевала гражданская война и почти два миллиона жителей из тогдашних пяти с половиной бежали в разные страны, Эмомали Рахмон провел президентские выборы и произнес первую из четырех президентских клятв — соблюдать Конституцию.

Его противники утверждают, что он проиграл свои первые выборы и что даже под дулами автоматов его боевиков из прокоммунистического «Народного фронта» избиратели проали за бывшего премьер-министра Абдумалика Абдуллоджанова.

Так или иначе, в итоге сопернику Рахмона пришлось бежать из страны.

Всякий, кто открыто заявлял о своих президентских амбициях или был в них заподозрен, становился смертным врагом Рахмона.

По меньшей мере двое надолго упрятаны за решетку по надуманным обвинениям: лидер демпартии, бывший глава «ТаджикГаза» Махмадрузи Искандаров и бывший министр промышленности, создатель партии «Новый Таджикистан» Зайд Саидов. Они были заподозрены президентом в намерении составить ему открытую конкуренцию.

Всякий, кто открыто заявлял о своих президентских амбициях или был в них заподозрен, становился смертным врагом Рахмона

Наличие в ст. 6 Конституции категорического запрета узурпации власти не помешало Эмомали Рахмону подписать 25 декабря 2015 года закон «Об основателе мира и национального единства — Лидере нации». В ст. 65 Конституции была внесена поправка, позволяющая «Лидеру нации» быть президентом неограниченное количество раз и править пожизненно.

Вундеркинд

Но оказалось, что у Рахмона были другие планы. 22 мая 2016 года по его инициативе состоялся референдум, который узаконил снижение возрастного порога для кандидата в президенты с 35 до 30 лет.

Часть наблюдателей предположили, что Рахмон готовит в преемники свою дочь Озоду, сделав ее главой администрации президента и сенатором, — но теперь уже очевидно, что поправки в Конституцию были проведены специально под Рустами Эмомали, которому к моменту очередных президентских выборов, осенью этого года, исполнится 32 года.

Рустами Эмомали сделал стремительную блестящую карьеру, в демократической стране она свидетельствовала бы о незаурядном таланте.

Но в Таджикистане это карьера молодого генерала, не прослужившего ни дня, карьера юного управленца с заочным дипломом, а следом — успешного руководителя таможни, где только по одному направлению обнаруживается около 200% контрабанды, и наконец — главы агентства по борьбе с коррупцией, при котором Таджикистан был признан одной из самых коррумпированных стран мира (153 место из 180 по версии Transparency Int.).

Сейчас Рустами Эмомали — мэр Душанбе, и цензоры на государственных каналах телевидения (других просто нет) строго следят, чтобы в эфир не попал его голос. Очевидцы говорят, что Рустами Эмомали не унаследовал ораторских качеств Эмомали Рахмона. На пресс-конференции и встречи с журналистами он всегда посылает своих заместителей, потому в журналистских кругах прозван «великим немым».

Теперь, однако, мэр Душанбе Рустами Эмомали официально выдвинут от партии своего отца, Народно-демократической партии Таджикистана (НДПТ), в члены городского совета. Рустами предстоит преодолеть свою застенчивость, ведь его ждет высокий пост, на котором говорить придется много, — он станет спикером верхней палаты парламента.

План Рахмона основан на том, что, согласно Конституции Таджикистана, 25 из 33 сенаторов верхней палаты — Маджлиси милли (Национальный Совет) — избираются в областных, городских и районных советах. Три недели назад НДПТ официально заявила о выдвижении Рустами Эмомали в депутаты горсовета.

Таким образом, ему открывается путь в верхнюю палату парламента. Его нынешний мандат депутата душанбинского горсовета истекает 1 марта. Избравшись теперь во второй раз, сын президента с этого трамплина сможет попасть в сенат спустя всего несколько недель.

1 марта он из кандидата правящей НДПТ превратится в депутаты горсовета, а уже 27 марта пройдут непрямые выборы в верхнюю палату — Маджлиси милли.

Источники The Insider во властных кругах считают попадание сына Рахмона в Верхнюю палату и избрание его спикером делом решенным. По их сообщениям, еще в конце 2019 года администрация президента Таджикистана разослала секретное письмо в ведомства о «всесторонней поддержке на выборах кандидата от НДПТ».

Во властных кругах считают попадание сына Рахмона в Верхнюю палату и избрание его спикером делом решенным

Таким образом, за девять месяцев до президентских выборов Рустами Эмомали становится вторым лицом государства. К президентским выборам в ноябре ему будет 32 года.

Наблюдатели полагают, что уже летом Эмомали Рахмон может подать в отставку с поста президента и отойти на заранее подготовленную позицию пожизненного Лидера нации. Тогда Рустами Эмомали в качестве главы верхней палаты становится и.о.

главы государства и выдвигается от НДПТ на пост президента.

Протокол «32–20»

Теперь, наконец, стал ясным смысл шифра печально известного секретного протокола «32–20», принятого на заседании специального блока правительства 24 ноября 2011 года.

Именно тогда Эмомали Рахмон дал старт зачистке политического поля от оппозиции перед операцией «Наследник». По мнению ряда наблюдателей, номер протокола «32–20» был выбран не случайно.

32 года — это возраст Рустами Эмомали накануне президентских выборов 2020 года.

Речь в документе шла о перечне указаний президента узкому кругу доверенных лиц, в том числе руководителям спецслужб по фактически разгрому оппозиции.

Например, второй пункт протокола поручал МВД, Госкомитету по национальной безопасности, Генпрокуратуре, Комитету по делам религии в сотрудничестве с органами местной власти и с привлечением возможностей предпринимателей и активистов махаллей (общин) «составить местную карту политической активности, взять на постоянной основе под контроль деятельность Партии исламского возрождения (ПИВТ), в частности ее лидеров и руководителей подразделений, принять меры по составлению полного списка членов этой партии, установить их точное местожительство и принять меры по снижению числа их членов и последователей». Третий пункт протокола предписывал «принимать меры для выявления людей, участвовавших в митингах 1992 года, включая адреса их местожительства». В шестом пункте государственному советнику Президента Фаттоеву и соответствующим структурам было приказано «принять меры для публикации в СМИ материалов, в которых на основе слов и поведения руководства ПИВТ раскрываются их противоправные действия».

Документ произвел в оппозиционных кругах эффект разорвавшейся бомбы. Подробный анализ протокола «32–20» сделал известный адвокат и правозащитник Нуриддин Махкамов. В апреле 2012 года он опубликовал его в своем открытом письме, где квалифицировал действия руководителей страны как антиконституционные и потребовал от них объяснений.

После длительного молчания генпрокуратура заявила, что «Протокол 32–20 не имеет оснований». Махкамов был арестован, обвинен в экстремизме и в сентябре 2016 года осужден на 23 года.

С тех пор протокол несколько раз публиковался в Интернете, но потом — видимо, под давлением властей Таджикистана — исчезал, как это случилось, например, на сайте российского телеканала «Звезда».

 The Insider вновь делает его достоянием общественности.

Зачистка общества перед операцией «Наследник»

За 27 лет правления Эмомали Рахмон расправился со всеми основными силами, которые могли претендовать на соблюдение демократических правил политической конкуренции. Нападения и отравления, многолетние сроки в тюрьмах, пытки, расправы с лидерами оппозиции уже в тюрьмах.

Сначала под репрессии попало популярное у интеллигенции и в народе движение «Растохез», потом Демпартия, следом салафиты и их противники — Партия Исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ). В 2019 году Рахмон обрушился на шиитов, и уже в самом начале 2020 года подверглись гонениям и арестам таджикские выпускники арабских и пакистанских медресе и университетов.

Как сообщают наши источники, в конце января дело дошло до арестов и пыток представителей суфийских орденов в Таджикистане. По последним официальным данным, арестовано 113 человек, но в реальности число тех, кто подвергся допросам, в разы больше и может достигать 1000 человек.

По свидетельствам некоторых их них, большинство после допроса отпускают, поскольку задержанных негде содержать, все изоляторы переполнены. При этом спецслужбы настоятельно рекомендуют не покидать дома, мол, «мы вас еще вызовем». Среди задержанных — десятки преподавателей вузов, студентов, а также журналисты.

В частности, повторному за последнее время аресту подвергся известный молодой журналист-аналитик Далер Шарипов. (О том, как Россия помогает похищать таджикских оппозиционеров читайте в материале «В бизнес-классе с мешком на голове. Как Россия похищает таджикских оппозиционеров и выдает режиму Рахмона»).

Каждая из подвергшихся репрессивным мерам групп имела определенный вес, и вместе они составляют пестрое и разобщенное общество Таджикистана. Режим Рахмона всеми силами демонстрирует, что в общественной поддержке он не нуждается и конкурентных выборов ждать не стоит. По сути Таджикистан должен из республики превратиться в династическую монархию.

Темур Варки, таджикский журналист, Франция

Они пришли: талибы атакуют Таджикистан и метят в самое сердце страны

Вся правда о власти таджикистана

ДУШАНБЕ, 27 авг — Sputnik, Рубен Гарсия. На прошлой неделе в районе Даркад провинции Тахар на севере Афганистана бойцы «Талибана»* захватили КПП «Ойхоним», убив 10 пограничников. 

© Sputnik / Асылбек уулу Данияр

Участки влияния Талибана в Афганистане в промежутке с 2001 по 2018

Увы, убийством афганских граждан боевики не ограничились. Спустя несколько дней, в субботу, 26 августа, пассажиров «Нивы», ехавшей вдоль границы в Фархорском районе Таджикистана, обстреляли из автоматического оружия.

В результате атаки погибли два лесника — 53-летний Амирхон Саидов и 50-летний Давлат Сангаков. Еще один пассажир Сафархон Рахмонов получил огнестрельное ранение.

Главными подозреваемыми в нападении стали члены «Талибана» или связанные с ними наркоторговцы.

На границе с Афганистаном талибы застрелили двух таджикских лесников

Хуже того, боевикам, обстрелявшим граждан Таджикистана, удалось прорваться на территорию республики. Сейчас вооруженную группу примерной численностью 10-12 человек ищет таджикский пограничный отряд «Хамадони».

Назад в мрачное прошлое

Агрессивные действия «Талибана», который давно не беспокоил Таджикистан подобными инцидентами на границе, связаны с изменением военно-политической обстановки внутри Афганистана.

По словам директора Центра Льва Гумилева Павла Зарифуллина, афганские правительственные войска покидают отдаленные, трудно проходимые районы и концентрируются на защите крупных городов.

И такая ситуация позволяет талибам укрепить позиции на приграничных территориях.

«За последние несколько недель десятки КПП в Тахаре были атакованы талибами. В этом месяце боевики «Талибана» уже четыре раза атаковали приграничный городок Айханум. И последняя массированная атака на афгано-таджикских рубежах была отбита военными с большим трудом», — подчеркивает Зарифуллин.

Тактические победы экстремистов на севере Афганистана, как ни странно, отчасти объясняются их же поражением в других регионах.

Вытесняемые силами США и НАТО с юго-востока, с территорий, близких к Пакистану, талибы ищут новые, привычные для себя источники дохода — контрабанду и наркотрафик, — но уже ближе к Центральной Азии.

«Таджикистан в этом смысле возвращается в 90-е, когда приграничная полоса была очень опасной. Талибы всегда интересовались приграничными провинциями и сейчас стараются захватить опорные пункты», — пояснил Sputnik специалист Центра изучения современного Афганистана Дмитрий Верхотуров.

По его мнению, если не по всей границе, то на некоторых ее участках, в ближайшее время будет неспокойно.

Не стоит забывать, что «Талибан» ведет на приграничных территориях жесткую борьбу за влияние и контроль за наркотрафиком с «Исламским государством»*, под знамена которого перешло немало местных экстремистов.

ИГ в Афганистане — реальна ли «вторая Сирия» в Центральной Азии

Талибы против туристов

Вероятно, сейчас таджикских силовиков больше всего беспокоит то, где именно прорвался вооруженный отряд.

Если бы боевики проникли из Афганистана в горные районы страны, это не было такой проблемой. С Памира на равнинную часть республики ведет считанное число дорог, главная из которых — Памирский тракт, и оперативно перекрыть их не составляет труда.

Да и по отвесным горам сильно не полазишь, так что талибов наверняка бы быстро обнаружили и ликвидировали.

Но экстремисты вторглись в республику со стороны провинции Тахар, которая граничит с Хатлонской областью, откуда рукой подать до трех крупнейших аэропортов страны, да и укрыться в Хатлоне намного легче, чем на Памире.

Именно поэтому на поиски был отправлен пограничный отряд и еще неизвестно сколько сотрудников местной милиции и ГКНБ.

Власти Таджикистана опровергли сообщения СМИ об авиаударах по Афганистану

Официальный Душанбе, вероятно, немало злит то, что убийство двух человек и прорыв боевиков через границу произошел сравнительно близко к самому популярному туристическому маршруту в Таджикистане.

«На границу с Афганистаном туристы едут за острыми ощущениями. Сохранение доходности данного маршрута будет зависеть в большей степени от эффективности работы таджикской пограничной службы», — полагает Павел Зарифуллин.

Проблема в том, что раньше путешествие вдоль Пянджа было безопасным «опасным» маршрутом: туристы ехали по краю охваченного войной государства, оплота международных террористических сил, но при этом никаких серьезных инцидентов здесь не случалось десятки лет, люди возвращались домой целые и невредимые, слегка пощекотав себе нервы.

Увы, нынешний инцидент на фоне недавней террористической атаки на велотуристов серьезно угрожает турбизнесу Таджикистана, который наконец-то стал приносить в казну государства более-менее стабильный доход.

Напомним, 29 июля в Дангаринском районе Хатлонской области злоумышленники на автомобиле совершили наезд на группу иностранных туристов — граждан США, Нидерландов, Франции, Швейцарии и Германии, после чего стали добивать выживших.

В результате нападения погибли четыре человека, еще трое получили ранения разной степени тяжести.

Детали нападения на туристов в Таджикистане: кто совершил дерзкий теракт

Два этих инцидента, между которыми не прошло и месяца, рискуют подмочить репутацию Таджикистана как экзотического, необычного, недорогого и безопасного направления для туризма.

Руководство страны, объявившее 2018-й Годом туризма сделает все, чтобы этого не допустить. И потому боевики и контрабандисты в ближайшее время должны быть готовы встретить серьезный отпор на границе.

Ведь с этого лета для Душанбе оборона рубежей — необходимая часть сохранения международного престижа и сохранение доходного бизнеса.

* террористическая организация, запрещена в России

Не все дома: Как живут таджики, оставшиеся на родине — Bird In Flight

Вся правда о власти таджикистана

Отправляясь за границу на Новый год, вы собираете большой чемодан и часами изучаете путеводители и отзывы на сайте отеля. Вызываете такси, едете в аэропорт и готовитесь в ближайшую неделю или две не думать ни о чём важном.

У вас отличное настроение, и в аэропорту вы не замечаете, как через рамку соседнего металлодетектора быстро проходят смуглые угрюмые мужчины, попарно скованные наручниками. Они в лёгкой одежде, все их вещи помещаются в полиэтиленовый пакет, который они несут в свободной руке. Это нарушители миграционного законодательства.

Их депортируют или, говоря официальным языком, принудительно выдворяют за пределы Российской Федерации. Они едут домой, в Таджикистан.

Не так давно во время рейда ФМС в Петербурге представители властей отобрали у Зарины Юнусовой её пятимесячного сына Умарали. Следующей ночью младенец умер при странных обстоятельствах. Можно спорить о причинах смерти ребёнка, но нельзя отрицать запредельную жестокость российских властей по отношению к иностранцам из Средней Азии.

Дедушка Умарали, Назар Бобоеров, молится на его могиле.

В семье Зарины Юнусовой 10 детей. Единственный источник дохода — денежные переводы братьев из-за границы.

Деньги, присылаемые трудовыми мигрантами, в последние годы генерировали значительную часть ВВП Таджикистана (от 50% в 2011 до 36% в 2014 году). Так от переводов не зависит ни одна страна в мире.

Причина проста: в Таджикистане с населением более восьми миллионов человек практически отсутствует собственная экономика и большая часть трудоспособного населения ездит на заработки в Россию. Сейчас размер этих доходов падает вместе с экономикой России: в 2015 году переводы составят 20% от ВВП.

В семье Зарины Юнусовой 10 детей. Живут крайне бедно, единственный источник дохода — денежные переводы братьев Зарины из-за границы.

Зарина смотрит, как брат возвращается из коровника.

Мать Зарины — главная на кухне. Она даёт указания дочерям и следит за тем, чтобы в казане не пригорел плов. Топят по-чёрному — это значит, что дым выходит не через трубу, а в щели под крышей. Слева — подпёртая поленом газовая плита. С тех пор как Узбекистан перестал продавать Таджикистану природный газ, такие плиты стали попросту бесполезными.

Таджикская семья сегодня держится на женщинах. Шамсия Ватанова из селения Бобои Вали после смерти мужа 16 лет назад сама вырастила шестерых детей. Сейчас на её пенсию и небольшой приработок живут 11 детей и внуков. Иногда присылают деньги сыновья.

Петр Шеломовский

Среднему сыну Шамсии Далеру 28 лет. Недавно он вернулся из России, но из-за кризиса и падения рубля заработанных им денег не хватило даже на то, чтобы купить угля на зиму. Далер окончил налоговый институт в Душанбе, но весной ему вновь придётся поехать в Россию и заниматься там неквалифицированным трудом — в Таджикистане работы нет.

Внуки Шамсии ходят в музыкальную школу, где учатся играть на традиционных музыкальных инструментах.

В Бобои Вали есть школа, где учатся 570 детей. Большинство из них не видят своих отцов месяцами. Некоторые будут вынуждены отправиться в интернаты, потому что их матери не в состоянии воспитывать детей в одиночку.

Лолу не отправили в интернат. Когда её папа встретил другую женщину и остался в России, Шамсия забрала дочь и внучку к себе. Лола помогает бабушке по хозяйству, ходит в школу и не очень любит фотографироваться.

Далеко от Бобои Вали, в кишлаке Гумсун, что означает «пропавшая подкова», десятилетний Саидамир щурится от дыма в небольшой глинобитной кухне — мать печёт лепёшки для гостей, которых принимает его отец, пастух Саид. Зимнее пастбище находится рядом с кишлаком, но когда потеплеет, они всей семьёй отправятся на летние стоянки в горах.

Саидамиру повезло — он часто видит отца. Тот не поехал на заработки за границу, вместо этого он пасёт овец, которые принадлежат сыну президента Таджикистана, старшекласснику Сомону.

Если слышно, как в темноте водитель зашуршал деньгами — скоро блокпост.

Куда бы вы ни поехали в Таджикистане, в какой бы город, кишлак или деревню ни попали, везде с плакатов, растяжек и картин в тяжёлых рамах на вас будет смотреть спокойный, уверенный в себе мужчина в деловом костюме. Фоном таких плакатов всегда будет встающее из-за гор, прямо над головой мужчины, солнце.

Мужчина, помахивая рукой, идёт навстречу вам по утопающей в цветах ковровой дорожке.

Это президент Таджикистана Эмомали Рахмон, он работает в президентском дворце, и для того, чтобы он попал из дома на работу и с работы — домой, таджикские милиционеры, размахивая палочками и свистя в свистки, два раза в день перекрывают проспект Рудаки, центральную улицу столицы Таджикистана.

Таджикский пейзаж невозможно представить себе без милиционеров, гаишников, охранников и незримо присутствующих вокруг сотрудников Государственного комитета национальной безопасности Таджикистана. Силовиков много, и создаётся впечатление, что главная их задача — собирать деньги с проезжающих через блокпосты граждан.

Каждый раз водители безропотно отдают от 50 до 70 центов в местной валюте, чтобы доехать до следующего блокпоста. Специально для мзды таксисты держат в бардачке толстую стопку мелких купюр. Если слышно, как в темноте водитель зашуршал деньгами — скоро блокпост.

Верховный муфтий страны, Саидмукаррам Абдукодирзода, каждую пятницу выступает с проповедью, в которой рассказывает о ситуации в мире и расставляет правильные акценты.

Ещё одной важной задачей силовых структур Таджикистана является контроль за вероисповеданием. Религиозная жизнь в республике жёстко регламентирована, а верховный муфтий страны, Саидмукаррам Абдукодирзода, каждую пятницу выступает с проповедью, в которой рассказывает о ситуации в мире и расставляет правильные акценты.

Во время интервью духовный лидер страны крайне осторожен в высказываниях, и абсолютно ясно, что любое неверное слово в лучшем случае будет стоить ему должности. Прошлый муфтий с прессой общаться отказывается наотрез и, видимо, всерьёз опасается за свою безопасность.

Неудивительно, что многим хочется бежать от такой жизни без оглядки. И они бегут в Сирию. По официальной информации, из Таджикистана воевать на стороне ИГИЛ отправились от 300 до 700 человек.

Однако отец одного из парней, уехавших в Сирию полгода назад, рассказывает, что только в Фархоре — небольшом городе на юге Таджикистана — больше 140 семей, чьи дети вступили в ряды игиловцев.

Никто из родственников не знает точно, почему сыновья и братья идут на это, но все уверены: вербуют их в России.

Родственники Дильшода Курбанова, который больше года назад уехал в Сирию, оставив в Челябинске жену с двумя детьми.

Каждый из моих собеседников отказывается считать причиной вступления в ИГИЛ веру. Олим, брат Дильшода Курбанова, говорит, что сам читает Коран и что ислам не призывает к насилию. И после нескольких недель, проведённых в Таджикистане, становится ясно, что дело действительно не в религии.

Люди здесь живут в постоянном страхе, видя чудовищную несправедливость вокруг. В России им ничуть не легче. И если где-нибудь в московской мечети тихий голос из-за плеча говорит: «Брат, я знаю такое место, где к тебе не будут относиться как к человеку второго сорта», — очень сложно сказать «нет».

Дорогие читатели! Для решения вашей проблемы прямо сейчас, получите бесплатную консультацию — обратитесь к дежурному юристу в онлайн-чат справа или звоните по телефонам:
+7 499 938-94-65 - Москва и обл.
+7 812 467-48-75 - Санкт-Петербург и обл.
8 (800) 301-64-05 - Другие регионы РФ

Вам не нужно будет тратить свое время и нервы — опытный юрист возмет решение всех ваших проблем на себя!
Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.